Много букв к празднику.

Автор
Опубликовано: 2410 дней назад (23 февраля 2015) ()
Рубрика: Поздравления
Редактировалось: 2 раза — последний 24 февраля 2015
Настроение: Уря.
Играет: Grave Digger "The Battle Of Flodden"
+8
Голосов: 8
Много букв к празднику.


К празднику приурочу что вспомнилось недавно.

Мне довелось служить с человеком, которого смело можно назвать неудачником по жизни. Да что там... Это был профи экстра класса по всевозможным неудачам. Если где-то что-то случилось - можно было не спрашивать кто виноват. Если не работал телефон - выясняется, что последний кто им пользовался был Бегенч. Если попросить его закрыть окно, то через несколько секунд вы могли услышать звон разбивающегося стекла. Сработала ночью сигнализация о вскрытии оружейной комнаты ? Пустяки, это Бегенч от скуки, дежуря ночью при в ходе в казарму развлекался киданием штык-ножа в стенку казармы и с первого-же раз ухитрился попасть в единственное место, где провода выходили из стенки наружу.

Когда вдруг на неделю задержали приказ об увольнении в запас, многие и тут подозревали Бегенча. Болтали что будучи в увольнении он успел слетать в Москву и обратно, и теперь министерство обороны лежит в руинах, сам министр с инсультом и приказ подписать некому. Бегенч отнекивался как мог, а затем и приказ опоздавший подоспел всё-таки... Но осадок подозрения остался.

Обычно увольнявшиеся уезжали домой на поезде - это бесплатно как-бы, а за самолёт надо было доплачивать разницу между стоимостью на самолёт и на поезд. Но возможно не в только в этом дело было. Мне кажется многие опасались летать. Начальником того аэропорта работал дядя Бегенча.

В каждой части было помещение, которое раньше называлось Ленинской комнатой. В нём обычно занимались хернёй осваивали учение великого Ленина, проводились теоретические занятия на которых большинство дрыхло слушало не очень внимательно и писались письма домой. Правда многие старались писать на тумбочках или подоконниках, после первого месяца службы эта ленинская комната (как её сейчас называют интересно ?) действовала как мощнейшее снотворное...

О, блин... Я и не знал что так может спать хотеться... Ещё и декабрь-месяц, темнеет рано, тебя уже месяц поднимают ни свет ни заря, весь день гоняют, порой и присесть некогда, и вот вечером загоняют в эту комнату и заставляют изучать что-то вроде "как предохранить пряжку ремня от расплавления при ядерном взрыве". Ощущения незабываемые, нечто среднее между головокружением и потерей сознания... Правая рука ещё сама ставит каракули, напоминая отрубленную конечность многоножки, живущую некоторое время отдельно от тела, а головы уже нет... Там туман, опилки, коррозия мозжечка и окостенение синапсов.

Но что-то внутри ещё работает. Иначе с чего бы особо сонные покупались на неожиданную и громкую команду "Кто спит - встать !"... А ведь и правда - бодрствующие (назовём их так, хотя они просто недостаточно уснувшие) на команду не реагировали, лишь мозг впадал в ступор от столь непонятных слов, а у спящих команда в мозгу обрабатывалась правильно. Но и это постепенно освоилось мозгом и его менее отуманенная часть через пару недель уже не реагировала на столь нехитрую уловку.

Бегенча этого сажали за первую парту. Он по-русски как-бы не очень говорил и понимал. Хотя я думаю что не понимал он не только по-русски. Он старательно конспектировал всё что говорил офицер. Его записи напоминали древние берестяные рукописи с непонятными значками, чертами, резами и рунами, сопровождались диковинными завитушками, свидетельствующие о несомненно богатом внутреннем мире владельца рукописей.

Однажды ему поручили переставить телевизор. Поднять и опустить, с одной тумбочки на другую. Рядовой советско-армейский телевизор - это как правило ламповый уродец, во внутренностях которого паяльниками копалось не одно поколение военнослужащих. Всё с целью улучшить его пользовательские качества, так как антенны были самодельные, приём был никудышный, для Ленинской комнаты хватало - много-ли надо ? Программу "время" по первому каналу кажет - и ладно. Но людям ведь синематограф подавай, который как раз стал разлагающе проникать с гниющего запада, да и любому солдату от скуки "Чип и Дейл" по кайфу, да и Гаечка такая няшка...

В общем у телевизора не было задней стенки. А сзади у телевизоров с электронно-лучевой трубкой торчит эта самая трубка. Стеклянная, тонкая, такая беззащитная... Ну и конечно ей Бегенч и задел то-ли угол тумбочки, то-ли косяк двери... Заслуженно получил люлей, пару нарядов и приказ отремонтировать телевизор за собственный счёт. Помог дядя. Прислал авто, в авто погрузили несчастный телевизор без задней стенки, ибо никто не знал где она есть, и увезли.

Через пару дней телевизор привезли на той-же самой машине. Из машины вылез собственно дядя, дал подзатыльник Бегенчу, открыл дверь и знаком показал "забирай", мол... Бегенч взял телевизор и, не дыша, аккуратно, потащил его назад, в Ленинскую комнату. Гордо водрузил на тумбочку и, гордясь тем, что всё исправил, аккуратно пододвинул тумбочку в угол.

В тишине раздался хруст стекла. Лицо Бегенча приобрело странное и растерянное выражение.

Когда я стал ходить в караулы качестве помощника начкара, я старался заполучить с собой в караул вышеупомянутого Бегенча. Может кажется странным, но опасений особых он там не вызывал. Видев его владение автоматом на стрельбах я был спокоен за здоровье окружающих. Его автомат не выстрелил бы никогда. Штыком он тоже заколоть никого не смог бы. Я уже говорил, что он любил его втыкать в стенку. Штык-нож советского образца - очень хитрая штука. Он запросто перекусит колючую проволоку, но может сломаться при открывании кильки в томате. А за его поломку полагалось какое-то жуткое наказание, чуть-ли не дисбат. И уж точно до конца службы сплошные наряды по столовой с занимательной чисткой картофеля на человек этак 200, и домой поедешь не сразу по приказу, а с задержкой на пару месяцев, последним.

Кстати это был уже второй им сломанный штык нож. Правда по чести говоря первый был уже кем-то до него сломан, лишь каким-то хитрым образом скреплён с ножнами и лежал вроде как целый в оружейной комнате. Все это знали и не трогали его. Бегенч тоже знал. Наверное. Но всё равно взял, и тут-же вышеозначенной оружие развалилось на две части. Отмазался. Вроде как он не его был, Бегенч просто взял первый попавшийся. За каждым был закреплён автомат как личное оружие, а вот с ножами как было я уже и не помню...

Второй нож он скрепил как и тот, первый, сломанный кем-то (кстати я до сих пор не понимаю как). И никто бы наверное так и не узнал о поломке, если бы однажды, в наряде по роте, не приспичило этому Бегенчу удовлетворить естественные надобности. Туалет у нас - это круглое здание с бетонным полом, центр занят круглой фигнёй (вентиляционная шахта ?), а по кругу этак 20 дырок в полу. А в наряд по роте ходят со штык ножом. Обычно, приготавливаясь к процессу, ремень расстёгивают и вешают себе на шею. Так и сидим на корточках с задумчивым выражением лица и с ремнём в виде петли на шее. У Бегенча должно было что-то случится, иначе и быть не могло. Дырка в полу и нож на шее совместились во времени и пространстве и вот, надев костюм химической защиты и противогаз, герой нашего времени отправляется исследовать тёмные пучины обратной стороны армейской кухни.

Начальство также проявило некоторую заинтересованность в произошедшем и, глядя на Бегенча, которого мыли сильной струёй воды из шланга, не могло сдержать шуток. И хотя ему пришлось выслушать огромное количество мата за продемонстрированный сломанный нож, но громкого наказания так и не последовало. К тому-же билет на самолёт через его дядю было достать гораздо проще, самолётов летало мало, а господам офицерам тоже иногда отпуск полагался...

В общем мне нравилось с ним в караулы ходить. Мне до дома было 4 часа на самолёте, ему-же что-то около 2-х минут ходьбы неторопясь. Прям за забором. Мама его печёт какие-то лепёшки, запах плова и чего-то жареного так и лезет в ноздри, и вот я, запихав его в первую смену в караул, пока ещё рано и офицеры в части, жду 2 часа, меняю его и великодушно разрешаю отлучиться на пару-тройку часов... Время ужина, но зачем он нам, если потерпев немного мы получаем целый баул с такой вкуснотищей домашнего приготовления, что и на базаре не купишь. И там-же сигареты, а иногда и пол-литровая бутылка с местной водкой или пару бутылок сахры. И он доволен, и нам хорошо... И ведь ничего не случилось : забор не сломался, война не началась, лишь разочек спалили его вместе с сахрой, кою отобрал дежурный по части, старлей, после чего вызвал меня для нагоняя, а поскольку я был знаком ещё до службы (ну живу я рядом с воинской частью, которая является сестрой-близнецом той, а летёха этот учился в одной школе со мной на год старше), то нагоняй кончился банальным распитием с перетиранием костей школьным учителям и общим знакомым.

Однажды я всё-же косвенно пострадал из-за этого своеобразного человека.

У нас, в самом центре части, между штабом, курилкой и неким административным зданием размещался туалет. Второй раз уже про туалеты, но что делать, это неотъемлемая часть жизни же. Здание из кирпича размером этак метров 10 или чуть больше по длине и метра 4 в ширину. Недавно построенное. Уютно разместилось в самом выдающемся месте, прямо перед штабом, но так-же уютно замаскированное разросшимися кустами этой самой, как её, которую мы, кушали соревнуясь с гусеницами. Шелковица (тутовое дерево). В здании было 3 двери, две спереди, слева и по центру, а третья была за углом и явно носила хозяйственное назначение.

Санузел был с сантехникой, предназначался для штаба и как-бы не для солдат, но не маршировать-же всяким писарям от штаба вглубь территории при необходимости. Посему некоторые избранные негласно им пользовались. Я не был исключением, тем более моё место службы (непосредственно стол и стул) были от здания метрах в 15, да ещё и окнами на него.

Ничего особенного в здании не было, разве что странной выглядела внутренняя дверь, ведущая явно в закрытую среднюю часть здания из собственно туалета. Напрашивался вывод что эта средняя часть, возможно, как-бы женский туалет, хотя на всю часть женщин было всего три с половиной и пользовались они заведением в здании санчасти (половина - это какая-то вольнонаёмная бухгалтерша или типа того, редко встречалась).

Как-то раз я отковырял эту дверь. За ней я увидел то что и ожидал - ещё один туалет, совсем что называется не пользованный. Но и там была ещё одна заколоченная дверь, ведущая (нет, не наружу), а в правую часть здания. Что-ж, отковырял и её. Мне открылось пустое помещение, этак 3 на 4 метра, стенки из какого-то пластика, пол - линолеум, белый потолок, лампочка, выключатель на стенке и запах свежепостроенного здания. Даже пыли не было. Чисто, светло и уютно (по армейским меркам). Для чего была эта комната - не знаю, напрашивается слово "душ", линолеум на полу вполне мог быть временным и скрывать какой-нибудь пол с плиткой. Не знаю, меня больше заинтересовало само помещение, о котором похоже никто и не помнил и в которое можно незаметно проникнуть (дверь ведь и наружу была), и заныкаться от вездесущего командования. Ну или хранить шмотьё неположенное. Гражданскую одежду к примеру, на которую периодически устраивали обыски в каптёрках.

Чуть позже я вскрыл и наружную дверь и поменял замок на свой, к которому у меня был ключ. Стенки кирпичные, да ещё и пластиком отделанные, средняя комната фактически заколочена, она прослойкой встаёт между посещаемой зоной и моей комнаткой, меня не слышно и не видно. Пройти незамеченным было проще простого : с главной аллеи повернуть на короткую тропинку ведущую в курилку, заросшую кустами и где никогда никого не встретишь, так как все предпочитали ходить по более широкой. Повезло : будь аллейка чуть левее метров на пять и она была бы на траектории оптимального движения, а так она в стороне. Свернуть моментом, ничего такого что я решил пройтись там не было, а встретить на этих 10 метров кого-то было просто нереально. А с аллейки в кусты, вдоль задней стены здания к правой стене - и дверь...

Я притащил туда стул, затем какой-то военно-секретный ящик из под чего-то (вместо стола). Старый радиоприёмник и пепельница дополнили комфорт, через неделю экспозицию довершил новёхонький матрас, который я выменял у прапорщика в обмен на несколько часиков "поиграть в компьютер". Пара человек (напарники-подчинённые) тоже были в курсе, ходили туда поспать днём (меж прочим честно положенные часы за ночную смену. Всё равно нигде больше не поспишь. Только заснёшь - обязательно заявится кто-то с погонами и поинтересуется "какого чёрта?... А, ты после ночного дежурства, ну спи тогда..." Ага, спасибо блин, уже не хочется.)

И сидя там, читая журнальчик где меня никто не трогал мечтал я о том, что может и на дембель проводы организовать там-же. Только для своих типа. Вентиляция есть, курить можно, туалет и умывальник через 2 двери, на ночь вроде закрывается, да можно просто изнутри закрыть было, типа ремонт... На ящик закуску выставить, на стул - бутылки, вокруг матрасы - всё по-восточному. На отдельный ящичек - дембельский альбом и фотографию той самой, единственной и неповторимой, о которой так часто думаешь в трудные минуты. Манатки сложить в неиспользуемом втором помещении и сиди хоть до утра... Не знаю что вышло бы... Не суждено было проверить...

Туалет тот обслуживался посыльными. Пара солдат на побегушках, никогда не ходил в этот наряд и не знаю всех обязанностей. Знаю только что что-то в этом туалете сломалось-засорилось. Его закрыли, повесили табличку "ремонт", а посыльным дали задание "пробить засор в унитазе"...

В этот день посыльным был Бегенч.

Нет, правда, до того дня я искренне думал, что все армейские байки и анекдоты про разного рода людей неприспособленных к реалиям цивилизации из-за проживания во всяких пустынных азиях - это фантазии. Иногда смешные, иногда не очень. Я никогда не видел до того дня людей настолько буквально понимающих указания.

Не знаю где Бегенч нашёл стальной лом, я их за 2 года службы не встречал. Но пробитый унитаз видел лично. Лично видел и оторванную трубу из которой текла вода. Видел растерянное лицо Бегенча, так и не понявшего что он сделал не так. Подходившие люди не спрашивали что случилось. Достаточно было видеть воду текущую из здания и видеть КТО стоит рядом. Многие улыбались и хлопали немного растерявшегося от такого внимания Бегенча. Чуть позже я вытащил радиоприёмник, матрас и пару книг из своего закутка, а ещё чуть позже Бегенч приволок откуда-то новёхонький унитаз, сменил военную форму на старую робу и почти месяц что-то там ставил, долбил, менял, все двери открыли чтобы просушить и замок, с моим ключом который, сменили. А мне уже не до того было. Дембельский аккорд ждал, хотя и не напряжный, но время отнимающий (а ведь и от ежедневных обязанностей никто не освобождал).

После увольнения я порой привирал, что я так удачно зафигачил аккорд свой дембельский (восстановил всю телефонную связь и сигнализацию даже там, где и на фиг было не надо), что уволился домой первым из всех дембелей. Признаюсь : немного преувеличил — я был второй, Бегенча раньше удалили уволили. Но не думаю что за заслуги. Без него и правда несколько спокойнее стало и многие вздохнули с облегчением...

Скрытый текст виден только зарегистрированным пользователям




средний рейтинг страницы 5 | всего голосов 8 | сумма рейтинга 8
Комментарии (142)

Поделиться в социальных сетях:

 

Рекомендуем

 


Войти с помощью